Норманнская теория происхождения древнерусского государства является следствием исключительно необразованности и недомыслия

Норманнская теория происхождения древнерусского государства является следствием исключительно необразованности и недомыслия. Понятия норманская теория, норманизм являются достаточно неоднозначными. Норманская теория отрицает происхождение древнерусского государства как результат внутреннего общественно-экономического развития.

В российской и советской историографии норманизму традиционно противопоставляется антинорманизм, при этом обе концепции как отдельные существуют только в постсоветских странах. Западноевропейские и византийские авторы IX—X веков идентифицируют русь как шведов, норманнов или франков. Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным. Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение).

Норманскую версию принял Н. М. Карамзин. Двумя наиболее видными представителями антинорманистского направления были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Советская историография, после некоторого перерыва в первые годы после революции, вернулась к норманнской проблеме на государственном уровне.

Таким образом уже в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди «диких» восточно-славянских племён. С 1940-х годов он отождествлял русов и славян, помещая первое древнеславянское государство, предшественника Киевской Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья. Норманисты связывают начало государственности на Руси с моментом призвания варягов на княжение в Новгород и завоевания ими славянских племен в бассейне Днепра.

И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву»

Следовательно, до прихода варягов Русь уже была государством, может еще примитивным, не до конца сформированным. Но так же нельзя отрицать и того, что скандинавы в достаточной мере повлияли на Русь и, в том числе на государственность. Оно могло происходить не только вследствие тесного общения скандинавов и славян, но просто по тому, что все первые князья на Руси, а значит законная власть, были варягами.

Помимо законодательства и государственности скандинавы приносят с собой военное дело и кораблестроение. В последствие славяне и варяги вместе продолжают путь «из варяг в греки». Так благодаря своим князьям-варягам Русь впервые появляется на мировой арене и принимает участие в мировой торговле.

Именно скандинавы поставили Русь на одну ступень развития с другими развитыми государствами. Наиболее коротко и ясно она может быть сформулирована следующим образом: шведы, на самом деле называемые варяги, пришли к славянам и принесли им свое имя — русские. Въ лето 6370 изъгнаша варяги за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собе володети.

В год 6370. Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. Форма Якун, впрочем, тоже может быть тюркской: просто к имени Акун следует прибавить определитель И, как в инородных именах, например Иленин, что и даст Якун (Иакун).

Впрочем, слово славяне существовало по меньшей мере в двух вариантах, русском и греко-арабском, которые, возможно, не имели отношения друг к другу, см. ст. «Древняя Русь и славяне». Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас. Откровенная путаница видна в тексте, например «Эссупи, что означает по-росски и по-славянски «Не спи» или «Геландри, что по-славянски означает «Шум порога».

Стало быть, уже более или менее понятно, откуда у греков взялся акцент в русских словах и даже именах. Это, несомненно, черта германская, украинская, подтверждение чему находим, например, в исторических английских именах Hungary (Венгрия) и England (Англия). Приведенные слова объединяет именно вставной звук N в корне, как в именах Ингор и Сфендослав. После ассимиляции в русской среде эти славяне заговорили на русском языке, что и дало возможность позже отождествить славянский язык с русским — ошибочно отождествить.

Вместе с тем искажение греками первоначального смысла слова варяги, русского, в связи с украинскими германцами из роду русского вполне закономерно. Теперь нельзя установить точный смысл слов варяг и колбяг, хотя слова эти несомненно русские — корни их русские в языке укоренены, но по слову «рота» (клятва) видно, что в виду имеются военные.

М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2011. — С. 249—256. В свою очередь, С. М. Соловьев, признавая происхождение первых князей и дружины норманскими, в целом оценивал их влияние как незначительное.

Еще про iPhone: