Управляемые и неуправляемые средства воздушной войны

Логика войны и мира» рассказывается о «парадоксальной» (диалектической) логике, лежащей в основе стратегического мышления. Может быть, это чересчур смелое утверждение, когда речь идет о предмете, который, во-первых, не имеет точного определения, а во-вторых, вызывает подозрение в том, что призывает к войне и раздорам.

Обсуждаются четыре уровня стратегии: техника, тактика, оперативное искусство, стратегия театра военных действий и большая стратегия. Автор анализирует войны нового типа — «постгероические войны», порождённые страхом потерь и желанием избежать их любой ценой. Идеи автора подкреплены многими историческими примерами.

Сотрудник издательства Гарвардского университета Майкл А. Аронсон пестовал эту книгу с самого начала, еще задолго до того как пришел в Гарвард. Неоценимую помощь оказал мне и Марко Моретти, тогда студент магистратуры Школы дипломатической службы Джорджтаунского университета в Вашингтоне.

Тем не менее цель этой книги состоит именно в том, чтобы определить внутреннее значение понятия «стратегия». Я могу просить лишь о том, чтобы окончательный вердикт был отложен до конца чтения — и все же словечко-другое в качестве разъяснения, пожалуй, не помешает. С точки зрения как теории, так и практики исходная идея продолжала развиваться, принося все новые и новые результаты, учтенные в настоящем издании.

Управляемые и неуправляемые средства воздушной войны

Конец «холодной войны» не изменил логику стратегии, но потребовал принять в расчет ряд ранее не рассматривавшихся примеров. Но даже те, кто отвергает упомянутый выше парадоксальный совет, не опровергают его как самоочевидное и глупое противоречие, которое легко устраняется простым здравым смыслом.

И этот пример — не выдумка. Думать быстрее врага, оказаться умнее в планировании действий — все это может быть весьма ценным (хотя, как мы увидим, хорошая тактика может оказаться плохой и привести к негативным последствиям). За парадоксальное решение, принятое ради того, чтобы застигнуть врага врасплох, чаще всего приходится платить: оно может привести к потере сил и ресурсов.

На войне ничего нельзя добиться «бесплатно». Но в то же время союзники изготовили большое количество дорогостоящих макетов для того, чтобы и воздушная разведка немцев отрапортовала, что многочисленные армии готовятся пересечь Ла-Манш. И здесь усилия оказались напрасными, потому что Люфтваффе была уже не способна проникнуть сквозь системы ПВО союзников на своих тихоходных разведывательных самолетах.

И, в то время как цена парадоксального действия может быть точно подсчитана, вероятность и масштабы выгоды должны оставаться неопределенными до тех пор, пока дело не будет сделано.

Неудачная попытка захватить врага врасплох была и главной причиной поражения немцев в битве под Курском в июле 1943 года, ставшей, как утверждают, поворотной точкой Второй мировой войны в Европе. К этому моменту они утратили также и веру в себя. Было очевидно, что третье и последнее летнее немецкое наступление в этой войне потерпело полную неудачу в намерении застать врага врасплох. В промежутках между эпизодами сражения, которое может быть совсем кратким, именно организационные аспекты военного дела представляются самыми угрожающими тем, кому поручено этим заниматься.

Третья семья стала причиной еще более значительной задержки: когда все было погружено, и все сидели в машине, она не завелась: разрядился аккумулятор. Некоторым детям пришлось ждать больше часа, и теперь настала их очередь просить о краткой задержке. В конце концов, до пляжа добрались, но запланированное время прибытия, 11.00, к этому моменту давно прошло. Последние, накапливаясь, вызывают такое трение, о котором человек, не видавший войны, не может иметь правильного понятия».

В нашем примере план был очень прост: одна отправная точка, одна дорога и строго установленное направление. Поломки, ошибки и отсрочки, каждая из которых, возможно, сама по себе и незначительна, могут скопиться, образовав собою непреодолимое препятствие любому целесообразному действию. Ничто на войне не встречается так часто, как непредусмотренные отсрочки, длящиеся часами, а то и днями (возможно, критическими), а то и целыми неделями.

Когда риск боя становится реальным, он принимает кровавые формы: ранений и смерти. Когда овеществляется организационный риск, акция терпит провал, который может быть и бескровным. По крайней мере, хотя бы некоторые элементы парадоксальной логики всегда будут наличествовать при подготовке и проведении самых удачных военных действий. Война есть деятельность воли против одухотворенного реагирующего объекта». Постепенно израильтяне получали все больше оснований рассчитывать на свое материальное превосходство, в дополнение к преимуществу в обученности, сплоченности и лидерстве.

Победа и поражение в двух измерениях

То, что нельзя добиться неожиданности, многократно применяя одни и те же методы, — самоочевидно. Кроме того, в большинстве случаев я разбирал единичные ситуации и единичные решения, и поэтому логика стратегии представала чередой статичных картинок. Возможно, потерпевшие поражение разбегаются в панике или же их вот-вот поймают в ловушку и уничтожат, и поэтому война близится к завершению путем переговоров или капитуляции.

Она должна получать все, что ей требуется, посредством линий снабжения, которые становятся длиннее и длиннее. Кроме того, более дальние расстояния увеличивают возможность поломок или просто перерывов на техобслуживание, и это становится важно, если общая оснащенность снаряжением уже недостаточна. И напротив, разбитая армия предположительно приближается к своим основным базам снабжения, так что ее линии поставки становятся короче.

Возможно, ей придется отвести людей и оборудование с передней линии фронта, чтобы усилить свои команды снабжения, или же отвлечь для этих целей подкрепления. Воздействие победы и поражения на боевой дух, сплоченность и лидерство предсказать гораздо труднее. Победа может принести второе, но ослабить первое: после недавнего сражения, завершившегося победой, солдаты способны и испытывать счастье, и чувствовать, что они уже сделали достаточно.

Но логика стратегии проявляется в итогах того, что было сделано и не сделано, и именно при рассмотрении этих последствий, зачастую невольных, можно лучше понять ее природу и действие. Так же развивалась и война в Корее, в ходе которой каждая из сторон доводила свои наступления до тех пределов, за которыми сама навлекала на себя поражение.

Еще про iPhone:

  • Что делать, если айфон 5s не включаетсяЧто делать, если айфон 5s не включается Например, айфон может не включаться. Здравствуйте. Я купил Китайский айфон и он почему то не включается,что мне делать? В итоге iPhone не заряжается и не включается должным образом. […]
  • Рост и вес (основные стандарты)Рост и вес (основные стандарты) В 3 месяца «немец» – это толстый бутуз, а в 7 похож на взрослого пса. В 10 месяцев рост в холке у немецкой овчарки прекращается, но все же, это еще щенок, его организм продолжает […]
  • Морфологические признакиМорфологические признаки Сначала обозначим самые распространённые «ловушки», в которые попадает школьник при морфологическом разборе причастия. Хотите узнать, как сделать морфологический разбор особых форм […]
  • Теория гравитацииТеория гравитации Здесь и рождается загадка: почему энтропия Вселенной в начале была низкой? Закон всеобщего тяготения Исаака Ньютона (1687) хорошо описывал общее поведение гравитации. Гравитация была […]